15.11.2018
15.11.2018

Тренировка российских супер-солдат поразила воображение: «Идем по целине»

Мотострелковые войска называют ядром Сухопутных войск. Мотострелки могут прорвать оборону противника, разгромить его войска и нанести поражение вооруженному агрессору, удерживая свои рубежи в обороне. Однако в этих войсках есть особые — ударные — подразделения, способные выполнить боевые задачи, какие обычно решает спецназ. В канун Дня защитника Отечества корреспондент «МК» побывал на подмосковном полигоне в Ногинске и поучаствовал в подготовке бойцов 1-го ударного батальона 27-й отдельной гвардейской мотострелковой Севастопольской Краснознаменной бригады.


фото: Григорий Миленин

Утро трудного дня

Мотострелковый взвод построился на краю дороги. Ему предстоит выполнить тактическую задачу на местности. Какую — объясняет командир.

— Товарищи! В квадрате N обнаружен стратегический объект противника, с которого незаконные вооруженные формирования получают продовольствие и боеприпасы. Его наличие мешает нашему продвижению. Задача — скрытно подобраться к объекту и уничтожить его. Выдвигаемся на бронетранспортерах, с определенной точки будем блокировать объект в пешем порядке. По машинам!

Грузные БТРы, переваливаясь на разбитых колеях, набирают ход по лесной дороге. У поворота колонна сбавляет скорость. Через секунду лес сотрясает оглушительный взрыв. Перед головной машиной взметается туча снега и земли. Чаща у дороги оживает нескончаемым грохотом автоматных очередей: колонна мотострелков попала в засаду.

В первые мгновения царит суматоха. Солдаты выпрыгивают из БТРов и рассыпаются по дороге, поливая окружающий лес ответным огнем. Наконец, один из командиров замечает, откуда ведется стрельба, и переводит огонь на противника. Получив отпор, диверсанты отступают. Кто не «убит» — скрывается в лесу. Мотострелковый взвод вновь грузится в машины и спешно покидает опасный участок.

— Пиротехники и холостых патронов не жалеете? — спрашиваю у офицера, вместе с которым мы наблюдаем за действиями бойцов.

— В этом наша особенность, — поясняет командир 2-й мотострелковой ударной роты гвардии капитан Дмитрий Лытнев. — Другие батальоны таким похвастаться не могут. Имитационные средства мы используем на каждом занятии по тактике. Это важный элемент боевой подготовки. Бойцы привыкают к взрывам и выстрелам. Им интересно заниматься в таких условиях, это хорошо мотивирует.

Бой местного значения

Вместе с Лытневым перемещаемся на следующую учебную точку. После того как колонна вырвалась из засады, «уцелевшие» бойцы (а на деле — все: тренировка же) готовятся к захвату стратегического объекта условного противника. По данным разведки, это двухэтажное здание в лесу. Подобраться к нему незаметно можно только в пешем порядке, в нашем случае — на лыжах.

Идем по снежной целине, до цели — километра полтора. Впереди капитан Лытнев и один из сержантов, я следом. Втроем мы тропим лыжню для основной группы. Метров за 300 до «осиного гнезда» офицер приказывает снять лыжи. Дальше взвод крадется между деревьями, утопая в сугробах по колено.

Когда передовой отряд приближается к зданию, на подступах к нему начинают срабатывать управляемые минные поля. То тут, то там взрываются шашки имитации разрыва артиллерийских снарядов. Поле боя тонет в густом дыму, он ест глаза, на языке появляется горечь.

Ударный взвод приближается к зданию. В окна и дверные проемы летят “гранаты“ (дымовые шашки). В клубах оранжевого и серого дыма мотострелки врываются в здание и зачищают от «противника» первый этаж. И тут выясняется, что до второго не добраться: лестница «разрушена».

Один из бойцов зашвыривает «гранату» в окно и вжимается в стену. Очередной взрыв выплевывает из проема облака пыли и щебня. Тут же к стене бросаются пятеро мотострелков и выстраиваются в «пирамиду»: один становится на четвереньки, ему на спину шагает солдат, двое других по бокам руками образуют вторую «ступень» и поднимают его вверх. Подтянувшись, боец попадает в верхнюю комнату и уже сам протягивает руку товарищам, помогая им подняться. Постепенно все  оказываются на втором этаже. Объект захвачен.

Стремительный и дерзкий, на мой взгляд, «разгром вражеского логова» вызвал много замечаний у командира. Капитан Лытнев учиняет разбор полетов:

— Противник находится в более выгодном положении. Он не будет тратить время на прицельную стрельбу, а просто начнет хаотично поливать все вокруг огнем. Запомните: необходимо искать и использовать складки местности. Будем тренироваться дальше… 

Проверка на дорогах

После уничтожения вражеского объекта поступает новая вводная: организовать на дороге, ведущей к городу, передвижной блокпост. В районе могут оставаться недобитые боевики, которые, прикинувшись мирными жителями, попытаются вырваться за пределы квадрата N. Задача бойцов ударного подразделения — задержать их, а при оказании сопротивления — уничтожить.

В будний день на зимней дороге пусто и тихо. Но вот вдалеке слышится шум мотора. К нам подъезжает легковой автомобиль с гражданскими номерами. Старший на блокпосту подает водителю знак остановиться. Два бойца берут машину на прицел, рядом в сугробе притаился пулеметчик. За рулем — мужчина в форме российского офицера.

— Медленно выйти из машины! Руки поднять, чтоб я видел! Руки не опускать! — громко командует боец водителю. — Документы есть?

— В нагрудном кармане.

— Медленно доставай, вторую руку не опускать!

Водитель начинает возиться с карманом и вдруг пускается наутек. Короткая очередь из автомата — и он падает. По легенде, у переодетого «противника» сдали нервы. Его условно ранили, и теперь бойцы передадут добычу военным контрразведчикам для разбирательства.

Новый подход

— Для чего мотострелкам, задачами которых являются прорыв обороны противника, встречные бои и удержание занимаемых районов, такие необычные виды боевой подготовки? — интересуюсь у командира 1-го ударного батальона гвардии подполковника Андрея Дегтярева.

— В современных конфликтах изменился характер боевых действий. В нашем батальоне бойцы отрабатывают тактику ведения боя в городских условиях, действия в горно-лесистой местности, штурм зданий.

О Дегтяреве мне рассказали, что до прихода в 27-ю бригаду он служил в спецназе, откуда и привнес многое в боевую подготовку своего батальона.

— Мы более углубленно изучаем инженерную подготовку, военнослужащие батальона знают около десяти видов мин, понимают, как с ними управляться. Военная топография у нас осваивается более подробно. Мы много бегаем, бойцы развивают силу, быстроту и выносливость. Солдаты осваивают больший набор приемов рукопашного боя. И особое внимание уделяем огневой подготовке.

Она у мотострелков ударного батальона также организована нетрадиционно. Корреспондент «МК» наблюдал за выполнением упражнений по метанию боевых наступательных гранат РГД-5. Стандартный порядок действий предусматривает, что солдат, метнув гранату в цель, моментально должен спрятаться в окопе. Для ударного батальона эту задачу усложнили. По команде «Гранатой — огонь!» боец должен бросить гранату, пока та летит по воздуху, дать очередь из автомата в направлении цели и только после этого присесть на дно окопа.

— Это делается для того, чтобы прижать противника к земле и не дать ему укрыться от взрыва, — объяснил подполковник Дегтярев, который лично руководил занятием.

■ ■ ■

— Вот так и живем, — поделился один из офицеров ударного батальона перед моим отъездом с полигона. — Почти все время «в полях». Основной упор — на отработку практических действий личного состава и выполнение нормативов по боевой подготовке. Собственно, на полигоне мы проводим большую часть времени. Если другие выезжают сюда на две-три недели, то наш батальон пробудет здесь еще не один месяц.

Смотрите фоторепортаж по теме:

Огнем и маневром: тренировочный день ударного батальона

31 фото

Первый коментарий

Оставить комментарий

Your email address will not be published.


*