17.08.2018
17.08.2018

Столкновение российского корабля в Эгейском море: военные все равно виноваты

Причиной столкновения в проливе Карпатос (Эгейское море) российского большого десантного корабля (БДК) «Ямал» с сухогрузом «Орка-2», который шел под флагом Сьерра-Леоне, в ВМФ объяснили резким и неожиданным маневром сухогруза. Российская сторона уже обвинила экипаж «Орка-2» в нарушении Международных правил предупреждения столкновений судов в море, допущенном при обгоне. Эксперт «МК», прокомментировавший этот инцидент, уверен: при столкновениях в море одного виновного не бывает. А учитывая численное превосходство экипажей боевых кораблей, военные всегда должны быть более предусмотрительными.

БДК «Ямал». Фото: warfiles

Подробности столкновения БДК с сухогрузом, которое имело место утром 30 декабря, сообщил в среду официальный представитель ВМФ капитан 1-го ранга Вячеслав Трухачев после того, как в соцсетях появились снимки «Ямала», пришедшего в порт Севастополя с большой вмятиной в левом борту.

По его словам, БДК следовал в Севастополь из Средиземного моря и при прохождении пролива Карпатос, который расположен несколько южнее острова Родос, его стал обгонять сухогруз, направлявшийся из Египта в Турцию. Не убедившись в завершении обгона, сухогруз резко изменил курс, взяв вправо, вследствие чего «Ямал» и получил удар в левый борт. При этом, инцидент закончился относительно благополучно — без пострадавших. Оба судна остались на ходу и продолжили свой путь.

Виновником столкновения российская сторона уже объявила экипаж сухогруза, заявив морской протест с намерением взыскать возмещение причиненного «Ямалу» ущерба за счет виновного.

Не усматривается ли в резком броске сухогруза вправо, который по заверению военных и привел к столкновению, признаков провокации? Такой вопрос «МК» задал Михаилу Войтенко, главреду сетевого издания «Морской бюллетень».

— Вряд ли это провокация, — уверен Войтенко. — Но я могу сразу сказать, что есть один непреложный факт: при столкновении судов в море одной стороны виновной не бывает. Виновны оба в той или иной степени. А когда речь идет о военных, то на самом деле вина военных всегда больше. Даже если было положение таким, что грузовое судно обязано было уступить дорогу военному кораблю, а оно не уступило, то военные в любом случае виноваты.

— Почему?

— Даже если сравнить количество глаз на этих кораблях. У обыкновенного «грузовика» экипаж не велик, а у военного корабля на каждую штуку техники (на локатор, да и на любое другое оборудование, функцию) по бойцу, да еще и впередсмотрящие всякие есть. Получается, что в любом случае, если военные допустили столкновение, то хоть формально они и не виновны, то все равно виновны. И они это отлично знают. Вот, например, у американцев в прошлом году произошли две громкие морские трагедии. И американцы еще до начала разборок сразу заявили: конечно же, большая вина наша — мы как военные обязаны были этого не допустить.

— Насколько, на ваш взгляд, правдоподобна версия наших военных?

— Мне абсолютно непонятно, зачем сухогруз вдруг резко взял вправо. Можно ли этому утверждению до конца доверять? Например, когда в прошлом году на Черном море было столкновение, аналогичное тому, что произошло у американцев — когда утопили наш военный корабль, то военные сразу же спихнули всю вину на судно, с которым он столкнулся. Я хочу сказать, что серьезные конторы так себя не ведут. Так себя вести — это показывать свою слабость и приравнивать себя к третьесортным морским эксплуатантам. Серьезные же люди, которые знают себя и свою силу, честно и открыто говорят: да, мы проглядели, мы ошиблись. Они признают свои ошибки и это им добавляет уважения среди профессионалов. У россиян же, как и у китайцев, корейцев, к сожалению, есть такая слабость: что бы ни произошло, наши виновными быть не могут.

Справка «МК»: 21 августа 2017 года в районе Малаккского пролива эсминец ВМС США DDG-56 John S. McCain столкнулся с танкером Alnic MC. Военный корабль получил повреждения кормы, десять моряков пропали без вести.

17 июня 2017 года у южного побережья Японии американский эсминец DDG-62 Fitzgerald столкнулся с контейнеровозом ACX Crystal, шедшим под флагом Филиппин. Инцидент произошел ночью в хорошую погоду. Сухогруз врезался в правый борт корабля, эсминец получил серьезные повреждения, в том числе пробоину ниже ватерлинии. Погибли семь американских моряков, которых затопило в машинном отделении. Травмы получили трое, в том числе командир корабля, коммандер Брюс Бенсон.

27 апреля 2017 года в юго-западной части Черного моря в 40 километрах от Босфора корабль Черноморского флота «Лиман» столкнулся с судном «Ашот-7». «Лиман» получил пробоину ниже ватерлинии и затонул.

Первый коментарий

Оставить комментарий

Your email address will not be published.


*